Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

«Как бомж "прошёл" уже»: родные «похоронили» пропавшего деда, а он был в больнице

07.08.2017, 6:18      Новости Челябинска
В Челябинске пропал пенсионер – 77-летний отец Татьяны Малышевой, заместителя директора спортшколы олимпийского резерва по легкой атлетике имени Елесиной. Всё произошло ещё в апреле. Розыск результатов не дал. И родные уже мысленно похоронили деда, как абсолютно случайно узнали, что он находится в интернате для беспризорных, а перед этим побывал в двух больницах, где его неоднократно опрашивали полицейские. Вместе с Татьяной Малышевой 74.ru решил разобраться, почему ни медперсонал, ни стражи порядка не сообщили о его местонахождении старика семье, а просто прогнали «по этапу» и списали его, как бомжа, в интернат.

Нашли случайно

Анатолий Степанович Андриевский – домашний дед. Живёт с дочерью и зятем под Челябинском, в посёлке Новотроицкий Сосновского района. Для пожилого возраста мыслит вполне ясно, до произошедшего был крепок – снег убирал, с дровами помогал.

Один-два раза в год пенсионер отправляется на маршрутке в Челябинск, в свой старый дом, где остался закадычный товарищ – сосед. Они традиционно выпивают, старик ночует в гостях, а потом возвращается домой. И вот 14 апреля, как потеплело, пенсионер собрался и отправился на остановку. При нём была тысяча рублей, а записку с адресом и телефоном, которую дочь на всякий случай клала ему в карман, дед выложил.

На следующий день, когда отец домой не вернулся, Татьяна Малышева забила тревогу. Они с мужем съездили к другу старика, но там его не видели. Родные побывали во всех больницах в Челябинске и в Сосновской ЦРБ, нигде о пожилом мужчине ничего не знали. Обзвонили морги, обратились в бюро несчастных случаев – всё впустую. 18 апреля дочь написала заявление в полицию. Через несколько дней была готова ориентировка о пропавшем.

– Мы побывали на автобусной станции на областной больнице, там нашего деда видели, сказали, что он был уже пьяненький – видимо, в магазин зашёл, «готовился» к встрече с другом, – рассказала Татьяна. – А дальше про него никто ничего не знал.

Что случилось в тот апрельский день, пенсионер не помнит

Спустя почти три месяца односельчанка рассказала Татьяне Малышевой, что в амбулатории в Саргазах, при которой есть отделение для бездомных, лежит дед, похожий на её отца.

– Там мужчина какой-то лежал, у которого родня в нашем Новотроицком живёт. Я попросил передать моим – если я не нужен, то пусть хоть документы отдадут, чтобы меня оформили нормально, – рассказал Анатолий Степанович. – Танька, как узнала, – на машину, и в Саргазы. Приехала в слезах, ревёт.

– Мы зашли и видим, папа лежит на кровати, весь переломанный, с множеством травм, – вспоминает Татьяна Малышева. – Мы сразу же сказали, что забираем его. Знаете, я никогда ни от кого ничего не требовала, но в этот раз решила – во что бы то ни стало разберусь во всём до конца. Хочу найти виновных. Ведь отца как брошенного определили в интернат и сказали ему, что мы от него отказались.

Наше дело лечить, а не искать

Из рассказов пенсионера и выданных меддокументов (выписок из больниц) стало ясно, что в апреле с улицы Книжной Анатолия Андриевских с многочисленными травмами забрала скорая помощь, которая доставила его в реанимацию ГКБ №1 Челябинска. Там врачи диагностировали у мужчины перелом восьми ребер, черепно-мозговую травму, открытый перелом бедренной кости. Через месяц лечения его отправили по месту жительства – адрес указан в выписном эпикризе – в Сосновскую ЦРБ. Там он провел ещё месяц на долечивании. Но с родственниками так никто и не связался, и в итоге старика отправили в приют.

Старик вспоминает, что в ГКБ №1 кто-то из медперсонала сказал, что он больше не нужен семье

Разбираться в ситуации дочь пенсионера Татьяна Малышева начала с горбольницы №1. Женщина встретилась с врачом экстренного травматологического отделения Фархатом Рашитовичем, который отказался назвать свою фамилию для СМИ.

– Во-первых, хочу поблагодарить, что вы спасли отца, поскольку, как я понимаю, здорово с ним пришлось повозиться, – начала Татьяна Анатольевна. – Хотелось бы забрать его вещи, я могу предоставить документы – полис, паспорт, которые требуются для медобслуживания.

– Он как бомж прошёл уже, – ответил врач.

– А на каком основании было сделано такое заключение? – поинтересовалась дочь пенсионера.

– Потому что у него нет паспорта и полиса, значит, он без определённого места жительства, – заключил Фархат Рашитович. – Все противоправные травмы подаются в полицию. На моей памяти оттуда приходили два или три раза, спрашивали обстоятельства травм, занимались им. В полиции решали этот вопрос.

Врач дал понять, что в больнице делали своё дело – лечили. А всё остальное – работа полиции. В приёмном покое в журнале действительно оказалась запись о передаче телефонограммы в органы внутренних дел.

До произошедшего Анатолий Степанович сам убирал снег, а теперь едва доходит до лавочки

За месяц пребывания Анатолия Андриевских в горбольнице никто из его родственников так и не появился. Поэтому, закончив необходимое лечение, старика на машине скорой перевезли в больницу Сосновского района в селе Долгодеревенское. Туда-то дальше и отправилась Татьяна Малышева.

– Отказник для нас получился почему – потому что никто из родственников за это время не отзванивался, – объяснил заведующий хирургическим отделением Сосновской ЦРБ Сергей Митин. – Мы информацию по нему доложили в полицию, чтобы полиция искала. Полиция нам никакую информацию не предоставила, поэтому дедушку мы на настоящий момент определили в Саргазы – временное место пребывания больных. Забрали уже? Ну слава богу, нашлись родственники. Я рад за дедушку.

– Так мы его ищем с 18 апреля, он в федеральном розыске, – отметила Татьяна Анатольевна.

– Мы специально вызывали полицейского, чтобы определиться, есть вообще родня или нет. Вам нужно с полицией разговаривать, – объяснил заведующий отделением. – Мы перевели его в дом-интернат, потому что там, если нет документов, помогают восстановить паспорт, полис.

Сергей Митин проконсультировал дочь по курсу дальнейшего лечения и необходимых обследований.

«Я что, буду листать?!»

Следующим пунктом расследования Татьяны Малышевой стал отдел полиции «Сосновский», откуда сотрудник приходил к «неопознанному» пенсионеру, брал пояснения, видел эпикриз с адресом, но не удосужился связаться с родными или проверить базу ориентировок людей, пропавших без вести.

Однако в отделе МВД беседы не получилось. Полицейский, сидевший за стеклом с надписью «Дежурная часть», нехотя спросил, по какому мы вопросу. Когда ответили, что по пропавшему без вести, к нам вышел молоденький стажёр, который в рамках разыскного дела ещё в апреле по ориентировке рассылал запросы в больницы и ездил по адресу, куда направлялся пенсионер. Было ли обращение в ГКБ №1 Челябинска, стажёр вспомнить не смог. Кто общался с пожилым мужчиной в Сосновской больнице, парень также не знает.

С полицией дед связываться не хочет, ворчит: «Затаскают!»

Тогда Татьяна Анатольевна снова обратилась к полицейскому за стеклом, попросила найти сообщение из местной ЦРБ в журнале заявок, чтобы понять, кому оно было передано. Страж порядка, всем своим видом демонстрируя, что делает одолжение, открыл журнал и заявил, что не было такого за 16-е число.

– Может быть, на следующий день сообщение поступило. Давайте посмотрим, – попросила Татьяна Анатольевна.

– Я что, буду вам листать все журналы?! – ответил полицейский и отбросил от себя журнал, давая понять, что разговор окончен.

В тот же день на действия сотрудников полиции Сосновского района Татьяна Малышева написала заявление на приёме у прокурора Сосновского района Константина Семченко.

– У нас это разыскное дело было на контроле, я проводил по нему заслушивания. Вносили требования о проведении конкретных мероприятий. Работа по нему велась, – прокомментировал Константин Семченко. – Докладывали, куда съездили, кого опросили. Получается, что с одной стороны ищут, а с другой – кто-то нашёл и не сообщает. Ну и кому такая работа нужна? Копию вашего обращения я направлю в полицию для проведения служебной проверки. А от нас, я думаю, минимум будет представление на начальника ОМВД по факту ненадлежащего розыска, чтобы они наказали исполнителя. А если мы будем понимать, что виноват кто-то из руководства, то направим представление на ГУ МВД, чтобы они с этой ситуацией разобрались.

В полиции Сосновского района в грубой форме отказались помогать дочери пропавшего пенсионера

Параллельно с расследованием дочери Анатолия Андриевских 74.ru сделал журналистский запрос в УМВД Челябинска – ведь в ГКБ №1 тоже приходили полицейские. Буквально на следующий день с Татьяной Малышевой связался сотрудник полиции, который заявил, что пенсионера надо допросить по уголовному делу.

– Личность мужчины, поступившего в ГКБ №1, была установлена в первые же дни после поступления в больницу. Тогда же в отделе полиции Советского района по факту получения им травм возбудили уголовное дело по части 1 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), – сообщила и.о. начальника пресс-службы городского управления МВД Светлана Ершова. – Сначала пенсионера не могли опросить, поскольку он был неконтактен. А когда сотрудник полиции прибыл повторно, выяснилось, что его уже перевели по месту жительства в Сосновскую ЦРБ, а оттуда выписали. К потерпевшему по месту жительства в посёлок выезжал следователь, но никого дома не застал. У сотрудников полиции не было задачи связываться с родными, ведь он не у них травмы получил. Задача следователя – расследовать уголовное дело, в рамках которого требовалось допросить потерпевшего. Позже его местонахождение было установлено, и с ним провели следственные действия.

Через несколько дней после того, как Татьяна Малышева забрала отца домой, к ним в Новотроицкий приехала следователь. Присутствовать при допросе корреспонденту 74.ru она не разрешила. По словам дочери избитого старика, следствие видит картину следующим образом. В тот апрельский день пьяный пенсионер, приехавший на автобусную станцию в Челябинске, стал двигаться по направлению к дому друга. По дороге познакомился с мужчиной, живущим на улице Книжная. Тот позвал старика вместе выпить, потом легли спать. А утром хозяин дома обнаружил Анатолия Андриевских у себя во дворе всего окровавленного, с переломами и сам вызвал скорую помощь. Осмотр места происшествия показал, что во дворе много строительного мусора, камней, металлических конструкций.

– Следователь считает, что наш дед мог в пьяном состоянии сам несколько раз упасть на всё это и получить травмы. Но мужчина из того дома, вроде, всё равно под подозрением, его проверяют, – рассказала Татьяна Малышева. – Сам папа ничего не помнит.

Сейчас Татьяна Малышева ждёт ответа из прокуратуры и занимается лечением отца, у которого, ко всему прочему, развилась пневмония, – ставит уколы, возит на дополнительные обследования. А ещё пытается найти и отблагодарить сотрудницу сосновской больницы, которая неравнодушно отнеслась к её пожилому ворчливому отцу – принесла костыли и заново научила ходить.

Источник: chelyabinsk.74.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования