Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

Навальный в шоу-бизнесе, а либералам нужен ответ на проклятые вопросы

11.09.2017, 22:09      Новости Челябинска
Глава прокремлевского фонда об итогах выборов в Москве, которые повторятся по всей странеАйсель Герейханова© Служба новостей «URA.Ru»Выборы 10 сентября 2017 года все новости сюжета

В русскоязычном фейсбуке говорят о «муниципальной революции», прорыве оппозиции в Москве. По предварительным данным, демократическая коалиция Дмитрия Гудкова получила около 200 мест в муниципальных собраниях города. Первое место заняла «Единая Россия» (76%), на втором месте — партия «Яблоко» (11,72%).

КПРФ на этих выборах провалилась — ее представительство уменьшилось в пять раз: было 212 мандатов — сейчас претендуют на 43-44 места. Плохие результаты также получили справедливороссы: было 128 мандатов — теперь могут рассчитывать только на 10. У ЛДПР представительство сократилось почти в пять раз: было 25 мандатов — сейчас только четыре.

В интервью «URA.RU» глава Фонда развития гражданского общества (ФоРГО) Константин Костин рассказал, чем вызван провал парламентской оппозиции в Москве и как успех коалиции Гудкова отразится на столичной мэрии и Навальном.

— Как вы оцениваете такой успех оппозиции на муниципальных выборах в Москве?

— Я считаю, что на этих выборах было минимум два победителя. Первый — «Единая Россия», которая несколько увеличила свое присутствие по сравнению с прошлыми выборами, она получила 75% мест. В итоге всего шесть районов, где она не представлена.

Демократическая коалиция Дмитрия Гудкова смогла получить второе место после «Единой России» на московских выборахФото: Владимир Андреев © URA.RU

Второй победитель — это, безусловно, оппозиция: широкая коалиция Дмитрия Гудкова и партии «Яблоко». В целом оппозиция получила существенно меньше голосов за счет того, что «Единая Россия» увеличила свое присутствие. Но что важно — внутри оставшихся 25% произошло серьезное перераспределение. На этих выборах голоса КПРФ, СР, ЛДПР ушли объединенной коалиции либералов, потому что они сумели лучше подстроиться под специфику муниципальной кампании и были гораздо активнее. В итоге получили неплохой результат.

Хотя, на самом деле, в результатах оппозиции на этих выборах нет никакой новации: в 2006 году похожие результаты на выборах в Мосгордуму получали СПС и Яблоко: в Москве всегда есть эти 15-20% населения, с которыми просто нужно выстроить правильную коммуникацию.

— По позиции мэрии бьют такие результаты оппозиции?

— «Единая Россия» укрепила свои позиции в муниципалитетах города Москвы. Что здесь может бить.

— А кризис парламентской оппозиции — это общий тренд для страны?

Парламентская оппозиция живет в выдуманной реальности, считает политологФото: Владимир Андреев © URA.RU

— Нет, сейчас эта история касается Москвы. Но парламентской оппозиции действительно надо всерьез задуматься о своем будущем: они поют одни и те же надоевшие песни середины 90-х. Они живут в какой-то выдуманной реальности, не учитывают новых тенденций, новых настроений и ожиданий граждан. С одной стороны, все время жалуются, с другой стороны — пытаются пугать власть существующими угрозами.

Жалуются на то, что было мало информированности, кто-то им не давал проводить встречи с избирателями. Но Москва предоставила всем огромное количество площадок для встреч, а коммунисты только 30% всего времени на площадках задействовали. ЛДПР и СР, я думаю, и 10% отведенного им времени не использовали.

— В чем их проблема? Кризис политического менеджмента?

—  Думаю, да. Валерий Рашкин руководит московской организацией КПРФ: у коммунистов особенный провал в Москве. Обычная для них электоральная база в столице — это порядка 5%. Но они упустили ее на этих выборах.

Это серьезная проблема: люди, которые были отмобилизованы, и раньше голосовали за КПРФ, 10 сентября проголосовали за других оппозиционных кандидатов.

В этом смысле показателен район Дорогомилово: на выборах в Госдуму там кандидат от КПРФ получил очень хороший результат. А сейчас там коммунистов нет вообще.

В Раменском районе то же самое. Юго-Восток Москвы традиционно считался коммунистической территорией: там несколько районов, которые были оплотом КПРФ. От этих районов в свое время Андрей Клычков избирался в Мосгордуму. Сейчас там полный провал: коммунисты прошли, но четыре мандата вместо 14.

Просто надо понимать, что Москва — это современный город со своей специфической культурной и социальной средой. Москва в этом смысле опережает тенденции, которые через некоторое время будут актуальны в других городах России.

— То есть эти результаты в Москве — сигнал нового тренда для остальной России?

— Если говорить об электоральных процессах, то Москва всегда трендсеттер. То, что происходит в Москве: через три-пять лет обязательно повторяется в городах-миллионниках и максимум через 5-7 лет по — всей стране.

Парламентская оппозиция должна понять, что так работать в XXI веке нельзя. Они все время говорят одними и теме же словами, а это не только эксперты замечают. Люди это тоже замечают. Эти способы коммуникации не работают даже на их базовый электорат.

— Результаты муниципальных выборов и победа оппозиции как-то меняет расклад политических сил перед выборами мэра в 2018 году?

— Перед выборами мэра это ничего не меняет. Результаты выборов скорее фиксируют определенные социальные группы в городе, у которых есть свои представления, претензии, определенный запрос и ожидания. А так, даже если оппозиция объединится вместе с коммунистами, она не получит необходимое количество мандатов для прохождения муниципального фильтра на выборах мэра. Но успехи коалиции Каца-Гудкова в целом меняют расклад на оппозиционном фланге.

— Вы хотите сказать, что у Навального появился конкурент?

Москва — трендсеттер электоральных настроений для всей страны, считает Константин КостинФото: Владимир Андреев © URA.RU

— Навальный стал вторичен.

Навальный, который ведет виртуальную кампанию, оказался в однозначном проигрыше, потому что на сегодняшний день у Каца и Гудкова есть реальный электоральный результат, политическая инфраструктура, а не виртуальные штабы, которые существуют по принципу общественных организаций и фактически становятся элементами шоу-бизнеса.

Сейчас у Дмитрия Гудкова появились настоящие муниципальные депутаты, которые в течение пяти лет могут активно работать в своих районах. Что теперь остается Навальному? Умолять Гудкова стать лидером его кампании в Москве? А зачем теперь это самому Гудкову. Сейчас его позиция сильнее, чем позиция Навального после выборов мэра.

Чем Максим Кац лучше Леонида Волкова? Он поработал в той кампании и понял, что выборы прошли, а итоге ничего нет: ни партии, ни сторонников, ни системной постоянной работы. В этом смысле Дмитрий Гудков оказался более дальновидным и эффективным. Если бы Навальный занимался бы настоящей политикой, а не шоу-бизнесом, он, конечно, должен был проводить свою кампанию в Москве. Но у него проблема с коалициями, очень себя ценит. Это не политика, это скорее имитация. Не добежим, так согреемся.

— Как вам кажется, какие перспективы у победившей оппозиции?

— Второе место на выборах открывает перед ней огромное количество вопросов. «Яблоко», «Солидарность», «Парнас»: кто они? Понятно, что на этапе выборов партийные бренды были вторичны, люди всегда на муниципальных выборах голосуют за человека. А теперь, чтобы сделать следующий шаг — необходимо каким-то образом себя идентифицировать. Им нужно рассказать о целях, о том, что их объединяет, кто их лидеры. Обычно для наших либералов это проклятые вопросы. Но без этого их коалиция будет хрупкой и ее быстро растащат.

Источник: www.ura.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования